Священноисповедник Лука (Войно-Ясенецкий), архиепископ Симферопольский и Крымский sv.Lyka_1.jpg

Родился 27 апреля 1877 года в г. Керчи, в семье провизора.

27 апреля 1877 года в многодетной семье провизора Феликса Станиславовича Войно-Ясенецкого в Керчи родился сын, мальчика назвали Валентином.

В конце восьмидесятых годов семья переехала в Киев. Феликс Станиславович, был католиком, но его супруга, Мария Дмитриевна, родилась в православной семье, поэтому и детей воспитывала в православных традициях. Глубокая вера пришла к Валентину после осмысленного прочтения Нового Завета, подаренного ему директором гимназии при получении аттестата зрелости.

В 1896 году одновременно окончил 2-ю Киевскую гимназию в Киевское Художественное Училище. У юноши проявилось художественное дарование, наметилось и направление, проникнутое религиозной идеей. Войно-Ясенецкий ходил по церквам и в Киево-Печерскую Лавру, делал много зарисовок богомольцев, за которые получил премию на выставке в Училище. Он собирался поступить в Академию Художеств, но желание приносить непосредственную пользу народу заставило его изменить свои планы.

Валентин Феликсович проучился год на юридическом факультете, затем перешел на медицинский факультет Киевского университета.

В 1903 г. он с отличием окончил университет.

Началась русско-японская война. 30 марта 1904 года Валентин в составе отряда Красного Креста выехал на Дальний Восток и работал в г. Чите заведующим хирургического отделения госпиталя. Где безупречно выполнял сложнейшие операции. Здесь Валентин Феликсович познакомился с сестрой милосердия Анне Васильевне Ланской, которую раненые называли "святой сестрой" и женился на ней.

Вскоре молодые переехали в уездный городок Ардатов, затем перебрались в село Верхний Лубаж.

С 1905 по 1917 гг. Валентин Феликсович сделал множество операций на мозге, органах зрения, сердце, желудке, кишечнике, желчных путях, почках, позвоночнике, суставах и т.д. и внес много нового в технику операций. Во время первой мировой войны в нем пробудилось религиозное чувство, забытое было за множеством научной работы, и он начал постоянно ходить в церковь. Из соседних губерний приезжали больные к молодому хирургу. Однажды после удачной операции, выполненной Валентином, прозрел молодой нищий. В скором времени исцелённый юноша собрал слепцов со всей округи, многим из них молодой хирург вернул зрение.

В земских больницах Валентину приходилось сталкиваться с тяжёлыми осложнениями после применения общего наркоза. Появление обезболивающих препаратов для местной анестезии наводят хирурга на мысль о необходимости разработки вопросов регионарного обезболивания, и с 1907 по 1916 год он набирает материал для докторской диссертации. Валентин приезжает в Москву, устраивается на работу в клинике крупного учёного П.И. Дьяконова.

В 1915 году в Петрограде вышла первая книга В.Ф. Войно-Ясенецкого "Региональная анестезия", которая принесла молодому врачу известность в научных кругах. В 1916 г. Валентин Феликсович защитил в Москве диссертацию на тему: "Регионарная анестезия" и получил степень доктора медицины. Варшавский университет удостоил его диссертацию крупной премии имени Хайницкого. В Переславле-Залесском Валентин выполняет сложнейшие операции, в том числе на сердце и мозге. Не смотря на занятость, Валентин в воскресные и праздничные дни посещает церковь. Однажды, составляя план будущей книги "Очерки гнойной хирургии", Валентин вдруг подумал, что "когда эта книга будет написана, на ней будет стоять имя Епископа."

В 1917 г. Валентин Феликсович получил по конкурсу место главного врача и хирурга Ташкентской больницы. 119505.a.jpg

В 1919 г. его жена скончалась от туберкулеза, оставив четверых детей.


Из воспоминаний Владыки: "Аня умерла тридцати восьми лет. Две ночи я сам читал над гробом Псалтырь... Часа в три второй ночи я читал 112 псалом... И последние слова псалма поразили меня, ибо я с совершенной явью и несомненностью воспринял их как слова Самого Бога, обращенные ко мне: "И неплодную вселяет в дом матерью, радующеюся о детях." Господу Богу было ведомо, какой тяжёлый и тернистый путь ждёт меня, и тотчас после смерти матери моих детей Он Сам позаботился о них... Я принял потрясшие меня слова, как указание Божие на мою операционную сестру Софию Сергеевну Велецкую..., она недавно похоронила мужа и была неплодной, т.е. бездетной... Она с радостью согласилась исполнить Божье повеление о ней."


Валентин Феликсович был одним из инициаторов организации Ташкентского университета и с 1920 г. избран профессором топографической анатомии и оперативной хирургии этого университета. Хирургическое искусство, а с ним и известность проф. Войно-Ясенецкого все возрастали. В разного рода сложных операциях он изыскивал и первым применял методы, получившие затем повсеместное признание. Его бывшие ученики рассказывали чудеса об его изумительной хирургической технике. На его амбулаторные приемы больные шли непрерывным потоком.

Сам он все больше находил утешение в вере. Посещал местное православное религиозное общество, изучал богословие, ближе сошелся с духовенством, принимал участие в церковных делах. Как он сам рассказывал, однажды он выступил на епархиальном съезде "по одному очень важному вопросу с большой горячей речью". После съезда Ташкентский епископ Иннокентий (Пустынский) сказал ему: "Доктор, вам нужно быть священником". "Я принял это, как Божий призыв, - говорил архп. Лука, - и ни минуты не раздумывая ответил: "Хорошо, владыко, я буду".

В 1921 г. в день Сретения Господня, проф. Войно-Ясенецкий был рукоположен во диакона, 12 февраля - во иерея и назначен младшим священником Ташкентского кафедрального собора, оставаясь и профессором университета.

В 1923 году ссыльный епископ Уфимский Андрей тайно постриг отца Валентина в монашество, дав ему, новое имя — Лука, в честь евангелиста и апостола Луки, который по преданию был иконописцем и врачом.

31 мая 1923 года под Самаркандом два ссыльных Архиерея совершают над ним архиерейскую хиротонию. Патриарх Тихон утвердил и признал законной хиротонию. Вскоре последовали арест и ссылка в город Енисейск. В ссылке Владыка активно занимается врачебной деятельностью. Позже Владыка Лука вспоминал, что, находясь в ссылке в Енисейске в просторном доме, в котором совершались богослужения, он неожиданно встретил незнакомого старика-монаха, который, увидев его "точно остолбенел".

Владыка Лука спросил: "Почему ты так остолбенел, увидев меня?"

— Как же не остолбенеть?! Десять лет тому назад я видел сон... Мне снилось, что я в Божьем храме и неведомый архиерей рукополагает меня в иеромонаха. Сейчас, когда вы вошли, я увидел этого архиерея, — ответил монах.

"Монах сделал мне земной поклон, и за Литургией я рукоположил его во иеромонаха. Десять лет тому назад, когда он видел меня, я был земским хирургом в Переславле-Залесском. А у Бога в то время я уже был епископом... Так неисповедимы пути Господни" — вспоминал Владыка Лука.

- "Много людей недоумевает, - говорил архп. Лука в день своего восьмидесятилетия 27 апреля 1957 года, - как я мог, достигнув славы ученого и весьма крупного хирурга, стать проповедником Евангелия Христова".

"Думающие так, глубоко ошибаются, что невозможно совместить науку и религию … Знаю я, что и среди нынешних профессоров есть очень много верующих, просящих у меня благословения".

Нужно добавить, что, принимая священнический сан, проф. Войно-Ясенецкий получил от Патриарха Тихона наказ, подтвержденный и Патриархом Сергием, - не оставлять научную и практическую деятельность по хирургии; и все время, в какие бы условия не попадал, он везде продолжал эту работу.


Находясь в 1923-1925 годах на Севере, епископ Лука обратил внимание на местную жительницу Вальневу, излечивавшую своими средствами некоторые гнойные воспаления, обычно требовавшие хирургического вмешательства. Она делала состав из каких-то трав, перемешанных с землей и сметаной, и лечила даже глубоко расположенные гнойники. Возвращаясь в Ташкент, преосвященный Лука вывез с собой и Вальневу и много времени отдал лабораторным исследованиям и научной обработке ее метода, дававшего у него хорошие результаты. В Ташкентской газете "Правда Востока" за 1936 или 1937 г. печаталась интересная дискуссия его по этому вопросу с некоторыми хирургами.

Не забывал епископ Лука и своих пастырских обязанностей. Все многочисленные церкви г. Енисейска, где он жил, так же, как и церкви областного города Красноярска, были захвачены обновленцами. Епископ Лука с тремя сопровождавшими его священниками совершал литургию в своей квартире, в зале, и даже рукополагал там священников, за сотни верст приезжавших к православному архиерею.

С 25 января 1925 г. по сентябрь 1927 г. епископ Лука снова епископ Ташкентский и Туркестанский.

С 5 октября по 11 ноября 1927 г. - епископ Елецкий, вик. Орловской епархии.

С ноября 1927 г. проживал в Красноярском крае, затем в городе Красноярске, где служил в местном храме и работал врачом в городской больнице.

В 1934 г. вышла в свет его книга "Очерки гнойной хирургии", ставшая настольной книгой хирургов.

"Пожалуй, нет другой такой книги, - писал кандидат медицинских наук В.А. Поляков, - которая была бы написана с таким литературным мастерством, с таким знанием хирургического дела, с такой любовью к страдавшему человеку".

Сам епископ Лука определяет свое отношение к больным краткой, но выразительной формулой: "Для хирурга не должно быть "случаев", а только живой, страдающий человек".

В своей биографии и в упомянутом ранее слове в день восьмидесятилетия, епископ Лука сообщает интересный факт, связанный с работой над этой книгой. Когда он еще в 1915 году задумал книгу по гнойной хирургии и написал предисловие, ему вдруг пришла неожиданная мысль: "На этой книге будет стоять имя епископа".

- "И действительно, - продолжает он, - я предполагал издать ее двумя выпусками и, когда закончил первый выпуск, то написал на заглавном листе: "Епископ Лука. Очерки гнойной хирургии". Ибо тогда я уже был епископом".

Продолжая свою научную работу, епископ Лука не оставлял и пастырской деятельности, трудился и над углублением своих богословских знаний.


Однако в 1937 году шестидесятилетнего профессора вновь арестовывают по обвинение в шпионаже в пользу иностранной разведки. Круглосуточные допросы, перемежающиеся с издевательствами и пытками, не сломили Владыку Луку. Вскоре он был приговорён к трём годам ссылки по этапу: Ташкент, Алма-Ата, Новосибирск, Красноярск, Большая Мурта, Томск.


С первых же дней Великой Отечественной войны до конца 1943 г., епископ Лука работал главным хирургом и консультантом Красноярского эвакогоспиталя для тяжелораненых.

Когда в 1942 году срок ссылки закончился, Владыка Лука получил назначение возглавить Красноярскую епархию с возведением в сан Архиепископа. Напряженную работу хирурга Владыка Лука совмещает с борьбой за Православие — добивается открытия новых храмов.

8 сентября 1943 г. он был участником Собора, единогласно избравшего митрополита Сергия Патриархом Московским и всея Руси. Этот же Собор постановил отлучить от Церкви всех епископов и священнослужителей, изменивших Родине и перешедших в лагерь фашистов, и лишить их сана.

В конце 1943 года вышло второе издание "Очерки гнойной хирургии", переработанное и увеличенное почти вдвое, а в 1944 году - книга "Поздние резекции инфицированных огнестрельных ранений суставов". За эти два труда архп. Луке была присуждена Сталинская премия первой степени. Есть сведения, что он состоял членом Академии Медицинских Наук. Впрочем, в официальных биографиях, данных об этом не имеется. Кроме трудов на медицинские темы, архп. Лука составил много проповедей и статей духовно-нравственного и патриотического содержания. Хотя зрение его начало заметно ухудшаться, но он ведет активную работу в эвакогоспиталях, выступает с докладами, читает лекции для врачей, учит их и словом и делом.

В 1944 году госпиталь из Красноярска переезжает в Тамбов, и Архиепископ Лука получает назначение на Тамбовскую кафедру. За огромный вклад в медицинскую науку и практическую хирургию в Тамбове Владыка Лука был награжден медалью "За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-45 гг.." С 1945 по 1947 год Архиепископ Лука пишет книгу "Дух, душа, тело", в которой доказывает, что ничто не препятствует гармоничному сочетанию веры и науки.


Ко времени пребывания архп. Луки в Тамбове относится страничка воспоминаний о нем В.А. Полякова. Он пишет:

"В один из воскресных дней 1944 г. меня вызвали в Тамбов на совещание начальников и главных хирургов госпиталей Воронежского военного округа. В то время я был ведущим хирургом госпиталя на 700 коек, стоявшего в Котовске.

На совещание собралось много народа. Все расселись по своим местам и за столом президиума уже поднялся председательствующий чтобы объявить название доклада.

Но, вдруг, широко открылись обе двери, и в зал вошел человек огромного роста в очках. Его седые волосы ниспадали до плеч. Легкая, прозрачная, белая кружевная борода покоилась на груди. Губы под усами были крепко сжаты. Большие белые руки перебирали черные матовые четки.

Человек медленно вошел в зал и сел в первом ряду. Председательствующий обратился к нему с просьбой занять место в президиуме. Он поднялся прошел на подмостки и сел в предложенное ему кресло.

Это был профессор Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий. (Журнал "Хирургия" 1957 г., № 8, с. 127)


В 1945-1947 гг. он работал над большим богословским трудом - "Дух, душа и тело", - в котором разрабатывал вопрос о душе и духе человека, а также учение Св. Писания о сердце, как органе богопознания. Много времени уделял он и на укрепление приходской жизни. В 1945 году высказывал мысль о необходимости избрания патриарха по жребию.

1945 год — Луку ссылают в Симферополь. В этом же году Патриарх Московский наградил Владыку Луку бриллиантовым крестом на клобук, а в 1946 году Владыку назначают Архиепископом Крымским и Симферопольским. Владыка продолжает врачебную деятельность, читает лекции по медицине. Однажды на заседании хирургического общества военный хирург задал вопрос Владыке:

— Как вы, такой специалист, хирург, можете верить в Того, Кого никто никогда не видел, в Бога?

Профессор ответил: "Вы верите в любовь?"

— Да.

— Вы верите в разум, а вы видели ум?

— Нет.

— Вот и я не видел Бога, но верю, что Он есть.

В мае 1946 года он назначен архиепископом Симферопольским и Крымским. В Симферополе он опубликовал три новые медицинские работы, но зрение его становилось все хуже. Левый глаз его уже давно не видел света, а в это время и на правом стала зреть катаракта, осложненная глаукомой.

В 1956 году Владыка полностью ослеп. Практическую врачебную деятельность он оставил еще в 1946 году, но продолжал помогать больным советами. Но больные, верующие в силу молитв старца всё так же обращались к нему за помощью.


Однажды к Владыке Луке обратилась за помощью мать больной Галины, с диагнозом: саркома головного мозга

— Я буду молиться, — пообещал Владыка Лука.

Господь услышал молитвы праведника: Галина выздоровела, впоследствии она закончила мединститут, защитила кандидатскую диссертацию...

По его молитвам была исцелена молодая женщина, долгое время страдающая от болей в горле (врачи не смогли ей помочь). Владыка перекрестил больную, помолился и сказал: "Теперь ты будешь здорова". Через несколько дней исцелённая женщина уехала к мужу на Дальний Восток.

Семен Каменский был безнадежно болен и попросил Архиепископа Луку присутствовать на операции. Святитель спросил: "Веришь ли ты в Бога?""Верю, Владыка, но в церковь не хожу".

"Молись! Благословляю тебя и отстраняю от операции. Пятнадцать лет ты не будешь иметь никакой болезни". Так и случилось, по слову Святителя.


Многие люди были благодарны Владыке Луке, в своих письмах они писали ему, что он оживил их и духовно. Владыка и сам считал, что как бы высоко не ценилась людьми его медицинская деятельность, но архиерейская деятельность была неизмеримо важнее.


Преставился Святитель Лука 11 июня 1961 года. В этот день Церковь праздновала память всех святых, в земле Российской просиявших. Вскоре на могиле Святителя Луки стали происходить чудеса исцелений.

В 1996 г. состоялось обретение святых останков архиепископа Луки, которые в настоящее время почивают в Свято-Троицком кафедральном соборе Симферополя.

© 2015г Храм Всех Святых Спасского благочиния - Патриаршее подворье в Митино г. Москвы